Первый визит правозащитников в ИК-6 после протеста

 

27 ноября 2012 года правозащитники и члены ОНК по Челябинской области Николай Щур и Дина Латыпова побывали в ИК-6 для выяснения ситуации на месте. Им удалось выяснить причины акции протеста заключенных.

Николай Щур и Дина Латыпова

Николай Щур сказал, что сразу по прибытии в колонию их больше часа продержали в кабинете начальника по безопасности и оперативной работе, не желая пропускать к заключенным. “То есть мы вроде как там были, и ничего мы там не делали, — сказал он. — Потом через связь с Владимиром Лукиным и через звонки из Москвы и связь з генеральным прокурором Чайкой нас наконец пропустили в зону”.

Когда правозащитники разговаривали с осужденными, то сначала администрация колонии присутствовала при этом. Но после того как в колонию позвонил генерал-лейтенант и первый заместитель директора ФСИН Альберт Петрухин, Николаю удалось попросить его, чтобы начальник ГУФСИН обеспечил свидание с заключенными один на один.

По словам правозащитника, им удалось получить очень много свидетельств в пользу того, что такое восстание осужденных спровоцировали постоянные избиения и вымогательство денег. “Были и побочные причины, но главная была именно эта, — сказал он. — Избиения и вымогательство денег приняли совершенно грандиозный размер. Люди готовы свидетельствовать, называть имена, размеры денежных сум, которые они передавали (администрации колонии — О.Ш.), рассказать, за что именно они платили, а также дать адреса родственников, которые все это подтвердят”.

Николай Щур подтвердил, что акция заключенных от самого ее начала и до конца носила исключительно мирный характер. “Они не выдвигали никаких требований кого-нибудь освободить или изменить режим содержания, — сказал он. — Поэтому ОМОН вызвали без всяких причин. Именно появление ОМОНа привело к тому, что некоторые заключенные вышли за пределы жилой зоны”.

Правозащитник сказал, что многие заключенные упоминали о многочисленных провокациях со стороны администрации колонии. Сотрудники провоцировали осужденных на бунт и беспорядки. Есть непроверенная информация о том, что сотрудники колонии переодевались в робу заключенных, и после этого снимали видео с их участием, где они совершали противоправные действия. Это видео впоследствии якобы использовалось как аргумент в пользу применения ОМОНа. Однако заключенные не поддались на эти провокации. Поэтому никак невозможно объяснить, почему же ОМОН все-таки ввели: “Никаких трупов, избиений или падений с вышек во время акции протеста заключенных не было”, — сказал Николай Щур.

Правозащитник рассказал, что во время общения с осужденными он и Дина Латыпова записали много часов видео, на котором они рассказывают о том, что происходило в колонии. По словам Николая Щура, свидетельства достаточно серьезные. Удалось собрать более 800 заявлений в Следственный Комитет.

“В акции принимало участие не 250 человек, а вся колония, — сказал правозащитник. — Заключенные готовы отдать нам все заявления, если Следственный комитет не будет возбуждать уголовные дела”.

Николай Щур сообщил, что с ним связался первый заместитель директора ФСИН Альберт Петрухин и попросил о встрече для “перезагрузки отношений общественности и ФСИН”.

Кроме того, правозащитник рассказал, что ему удалось попасть в ШИЗО, где голодает осужденный по фамилии Терехин. Администрация колонии так и не смогла ему сказать, зафиксирован ли его протест официально, как это положено по закону. Он находится в ужасном состоянии и совершил акт членовредительства. Вместе с ним к этому прибегли еще несколько заключенных. Все они говорят, то это был единственно возможный вынужденный акт, чтобы “достучаться до небес” (то есть до людей, способных прекратить произвол в их отношении — О.Ш.). В остальном же заключенные ведут себя очень корректно и выдержано.

Дина Латыпова сообщила, что она видела двоих заключенных, которые порезали сами себя в знак протеста. “Я видела их перебинтованные руки в зеленке”, — сказала она. Правозащитница сказала, что в ИК-6 жалоб намного больше по сравнению с другими колониями, поэтому необходима усиленная работа, чтобы добиться от руководства ИК-6 каких-то действий.

“По неофициальной информации часть заключенных других колоний также поддержала акцию протеста осужденных из ИК-6, — сказала Дина Латыпова. — Голодовку поддержало четыре СИЗО и четыре колонии (ИК-9, ИК-25, ИК-2, ИК-11). Однако через несколько дней, в понедельник, голодовка прекратилась».

>> Дополнительные материалы, доклады, интервью