Пытки в ИК-6 г. Омска

Вера Гончарева, адвокат

Исправительные учреждения и СИЗО-1 г. Омска давно имеют репутацию «омского Освенцима, где процветают пытки, насилие над людьми». Но жалобы осужденных на применение к ним недозволенных мер воздействия либо не покидали пределов исправительных учреждений, либо игнорировались надзирающими и контролирующими органами г. Омска и Омской области. Более того, если все-таки кому-то из осужденных удавалось передать жалобу или заявление о преступлении, то нахождение в стенах исправительного учреждения становилось для них еще более небезопасным и ставило под угрозу их родственников и даже адвокатов.

Советским районным судом г. Омка 05.09.2018 г. (судья Отт Н.) вынесен приговор бывшему сотруднику ИК-7 Трофимову В.В., признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ. Трофимову В.В. было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы. Трудно предположить, что этот сотрудник в одиночестве совершал противоправные действия в отношении осужденных без ведома непосредственного руководства колонии, УФСИН России по Омской области, надзирающего прокурора. Но к ответственности был привлечен только один сотрудник. Тот факт, что после огласки в СМИ информации о бесчинствах в ИК-7 (https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/05/13/76435-lomka-omsk), судебное разбирательство проходило в закрытом режиме и многократно откладывалось в связи с неявкой свидетелей, большинство которых – осужденные, отбывающие наказание, а новые уголовные дела не были возбуждены, — продемонстрировал фактическое одобрение руководством территориального управления ФСИН России, надзорных и правоохранительных органов беззакония, возведенного в норму.

Все, без исключения, осужденные констатируют полное бездействие надзирающей прокуратуры, неэффективность ОНК и попустительство следственных органов г. Омска, на территории которых находятся исправительные учреждения.

06-07 октября 2018 г. в ФКУ ИК-6 УФСИН России по Омской области произошли события, от объективного расследования которых в настоящее время зависит не только судьба конкретных лиц, но и региона в целом. Можно предположить, что омские события, как и более ранние в г. Копейске, могут оказать влияние на функционирование всей системы исполнения наказаний в России на ближайшие годы.

7 октября 2018 г. в первой половине дня в СМИ появилась фотография, на которой был изображен плакат с надписью «Спасите», выполненной красным цветом, на фоне белой кирпичной стены одного из зданий колонии. Официальных комментариев от руководства колонии и УФСИН Омской области не последовало.

Родственники осужденных, проживающие в г. Омске, прибыли к воротам колонии, иногородние обратились в СМИ и правозащитные организации за помощью в освещении событий, послуживших поводом для вывешивания тревожной надписи. Некоторых прибывших к зданию ИК-6 родственников задерживали сотрудники полиции.

К вечеру 07.10.2018 УФСИН России по Омской области дало официальный комментарий о том, что пострадавшим в беспорядках, которые начались 06.10.2018 на территории ИК-6, оказана медицинская помощь, приняты меры по урегулированию массовых волнений. Обстановка стабильная. Однако, в это же время родственники и прибывшие к месту событий журналисты наблюдали противоположное: ввод специальных подразделений на территорию ИК-6, выстрелы. Позднее, УФСИН России сообщило о том, что в ИК-6 введен сводный отряд, часть осужденных изолирована, но пострадавших нет.

Утром 08.10.2018 прибывшим в ИК-6 адвокатам был продемонстрирован приказ о введении режима особых условий, запрете доступа адвокатов к осужденным. Администрацией учреждения были вывешены списки лиц, вывезенных из ИК-6 в другие исправительные учреждения, но куда именно, не уточнялось.

Отсутствие достоверной информации, запрет доступа адвокатов к осужденным, противоречивая информация от государственных органов, усиливали страх за жизнь, здоровье и безопасность близких. Позднее появились сведения о том, что члены ОНК и Уполномоченный по правам человека в Омской области приезжали на место событий, но никто из числа опрошенных осужденных даже не упоминает об этом. Более того, осужденные сообщали, что подготовили жалобы и просили администрацию колонии пригласить правозащитников для того, чтобы передать им эти жалобы и поговорить с ними. Поэтому нельзя исключать, что присутствие правозащитников оказалось формальным и с заключенными они не общались.

08 октября 2018 г. адвокаты в интересах родственников осужденных и осужденных, отбывающих наказание в ИК-6, обратились в ЕСПЧ. И только 29 октября 2018 г. на личном приеме начальник ИК-6 Алексеев Н.В. сообщил об отмене приказа, запрещающего допуск адвоката в ИК-6, и разрешил встречу с осужденными. При этом о точном месте нахождения некоторых, вывезенных из ИК-6 лиц, не сообщил. Официальной причиной событий 6-7 октября 2018 г. в ИК-6 была названа драка, произошедшая между «положительно настроенными» и «отрицательно настроенными» заключенными колонии. СК РФ возбудил уголовное дело по ст.321 УК РФ.

Со слов осужденных, опрошенных адвокатами, причиной массового протеста явились систематические издевательства в виде публичных унижений, избиений, сексуального насилия или угрозы сексуального насилия, национальной дискриминации и вымогательства со стороны администрации колонии и приближенных к ней осужденных (т.н. «актива»).

Условия для встреч с адвокатом в ИК-6 не обеспечивают режим конфиденциальности (переговорное устройство и сплошное стекло), поэтому осужденные опасаются открыто рассказывать о произошедшем. Один из них написал адвокату записку: «нам всем тут раздали какие-то «бланки» с шапкой на Леонова. Там написано, что у нас нет никаких жалоб к администрации к питанию, что на нас психологическое и физическое давление со стороны администрации не оказывают. Многие сами написали это и подписались. Кто отказывался, угрожали, что будут серьезные проблемы с этой администрацией и в общем и т.д. и т.п. В итоге мне пришлось подписать тоже, ругался с опером, если не подпишу, что нет жалоб, я конкретный дезорганизатор, против администрации. Но так инфо, чтобы вы были в курсе, Леонов – это прокурор по надзору, тем самым защищает себя, как я понял».  В другой записке осужденный К. написал: «…оперативник Ф. бил меня с ногой и тростью, а прокурор видел, слова не сказал».

Часть осужденных во время свидания с адвокатами сообщила, что опасается неблагоприятных последствий для себя в связи с обращением в ЕСПЧ. Но иного выхода повлиять на ситуацию в колонии не видят, потому что неоднократно были свидетелями равнодушного отношения прокуроров Омской прокуратуры и прокуратуры по надзору за исполнением законов в ИУ к жалобам и заявлениям осужденных. Некоторые после стабилизации обстановки в колонии и, поддавшись уговорам сотрудников, всё же отозвали свои жалобы и отказались от услуг адвокатов.

07.10.2018 г. группа осужденных была перемещена в СИЗО-1 г. Омска (ст.77.1 УИК РФ). Со слов опрошенных адвокатами осужденных, оперативные сотрудники ИК-6, используя различные методы давления, требовали от осужденных либо признания вины и оформления явки с повинной, либо свидетельств против других осужденных. Многие не смогли противостоять угрозам сотрудников и вынуждены были совершить оговор, некоторые, не владея хорошо русским языком, без переводчика, подписали предложенный им текст показаний.  В конце декабря 2018 г. один из родственников осужденных после свидания представил письмо, в котором осужденный рассказывает, как оперативные сотрудники ИК-6 заставляли его оговорить адвоката Гончарову В.В., представив ее организатором беспорядков в колонии. В дальнейшем этот осужденный был опрошен и подтвердил указанные факты.

Осужденные, находящиеся в СИЗО-1 в качестве свидетелей, подозреваемых, обвиняемых также не имеют возможности конфиденциально беседовать с адвокатами, так как кабинеты оборудованы телефонными трубками и стеклянными перегородками. Одному из осужденных пришлось подписать свои объяснения, как жалобу в Генеральную прокуратуру РФ только для того, чтобы выводящий сотрудник позволил ему вынести эти бумаги на встречу с адвокатом.

В настоящее время производство по основному уголовному делу еще не завершено, однако, из него выделяются эпизоды в отношении отдельных лиц, согласившихся с обвинением, уголовные дела с обвинительным заключением поступают в суд для рассмотрения по существу. Часть из нах рассматривается в особом порядке.

В своих письменных и устных рассказах, представленных в ЕСПЧ, осужденные свидетельствовали о коррупционных схемах сотрудников ИК-6 (оплата сигаретами различных благ от форменной одежды, питания в столовой до перевода в облегченные условия содержания и характеристик, ремонт автомобилей, других транспортных средств, как принадлежащих руководству, так и предназначенных для продажи), насилии и издевательствах («…поставили у стены на растяжку и били по почкам и по ногам, заставляли бегать с тряпкой и мыть полы. Все это сопровождалось избиениями и унижениями и на протяжении долгого времени», «…поставили на растяжку и били по почкам и ногам, клали на пол и заворачивали в матрац и били ногами, наступали ногой на половой орган и все это сопровождалось унижениями и оскорблениями. В адаптации меня периодически избивали, нас держали на улице, заставляли маршировать, за любой, по мнению активистов, проступок меня поднимали с улицы в умывальник  и избивали», «…за все время мне не выдавали вещи (спец. одежду для работников пром.зоны), а только лишь брали росписи за то, что якобы нам выдают необходимые вещи», «… в банно-прачечном комбинате выдавали вещи по положенности, но чтобы получить свою вещь, которая тебе положена, ты должен был дать сигареты кладовщику <…>, просто так вещи не выдавали», «…меня отвели на 3-й этаж штаба, там в кабинете отдела безопасности, мне одели мешок на голову, положили на матрац, заломали руки и ноги. Били по пяткам, душили, били по всему телу. Я потерял сознание», «…а в зоне, на следующий день, была спокойная обстановка и жизнь. У нас даже, как всегда, произошла отметка, то есть мы построились и нас отметили. Мы только отказались от приема пищи, так как надеялись, что благодаря этому, на зону зайдут правозащитники, которые заступятся за нас. Все написали заявления, около тысячи триста человек, где указали, что «мы садимся на голодовку, так как боимся за свою жизнь и здоровье»», «…в дальнейшем меня после 23.00 в одиночке били, завязывали руки и ноги одеялом, а сверху простынями, давали мобильный телефон заставляли перевести деньги. На третий или четвертый день моя сестра сделала передачу через магазин, ее забрали вышеуказанные осужденные. На протяжении всего времени пребывания в карантине днем заходили сотрудники Администрации заставляли плясать ламбаду. И приседать, отжиматься, ползать, били сильно. Телефонные переговоры две пачки Бонда, КОС заставляли платить тридцать пачек Бонда, короткие свидание десять пачек Бонда. Осужденные забирали после того, как я приехал с больницы ровно ¾ передачки, а ¼ оставалась мне. «…в апреле меня перевели в отряд №7 и работать я стал в две смены по 18 часов, а иногда и оставался в три смены, делать автомобили личные или родственников начальника ИК-6 Алексеева», «…за стирку в БПК 1 или 2 п. за 1 раз, за получение положенных вещей от 3 до 10 пачек за <нрзб.> по 25 пачек в месяц брали… А там-же велась торговля вещами с БПК (бани) ПТУ с пром. зоны.  Вещи стоили: летний костюм 20 пачек, зеленая куртка 30 пачек, шапка 30 п., сандалии 15-20, сапоги 20, ботинки 30 пачек. Деньги переводили на карту. <…> Каждый завхоз отряда мог решить любой вопрос за сигареты, деньги. Поощрения от 10 до 30 пач., числа КДС от 30 до 50 пачек, звонки с дежурной части 1 п. (без заявления), в столовой велась торговля продуктами питания за 6000 руб. Можно было есть в отдельной комнате. Жареная картошка 1 п., хлеб 5 п., лепешки 1 п., булочки 7 шт. 1п., сахар 1 кг. 1п., масло (маргарин) 1п.  А питание с общего котла было очень плохое» и т.д.

Аналогичные нарушения описывала Е.Масюк в «Новой газете» (№112) от 10.10.2018 г. в статье-расследовании «И теперь там бунт».

Уголовные дела по факту противоправных действий сотрудников ИК-6 до «бунта» и во время «бунта» до сих пор не возбуждены, процессуальные решения об отказе в возбуждении уголовных дел обжалуются. Адвокатами, осуществляющими защиту осужденных, привлеченных в качестве обвиняемых по событиям 6-7 октября 2018 г., а также адвокатами, представляющими интересы осужденных и их родственников в ЕСПЧ, о необходимости тщательного расследования причин возникновения кризисной ситуации в ИК-6, обстоятельств конфликта, установления лиц, применявших насилие и иные противоправные действия, установления всех лиц, потерпевших от любых противоправных действий на территории ИК-6, поставлены в известность все уполномоченные органы в Российской Федерации.

В условиях правового государства все жертвы должны получить необходимую помощь, и никто из виновных не должен остаться безнаказанным. Во избежание человеческих жертв и привлечения к ответственности невиновных на фоне получивших огласку сообщений о преступлениях в системе исполнения наказаний, правоохранительным и надзорным органам Омской области необходимо было дать четкие указания о недопустимости укрывательства преступлений и необходимости активной деятельности по выявлению и привлечению к ответственности виновных лиц.  Однако, на сегодняшний день есть сомнения в том, что такие указания от федеральных органов власти были получены.

Появление в составе общественных наблюдательных комиссий по результатам набора 2019 г. активных и независимых граждан, открытое судебное разбирательство с привлечением международных наблюдателей в сфере защиты прав человека и средств массовой информации, позволяет надеяться на то, что уголовное дело по факту событий октября 2018 г. в омской колонии наряду с событиями в г.Копейске и уголовными делами в г.Ярославле, станут поводом для начала серьезного реформирования системы исполнения наказаний, в которой не найдется места насилию и унижению.

Июль 2019